|

Интервью с военкомом Майдана

06de7c9f4faf981e7b074f37d4b08d7cПосле значительного расширения территории Майдана — до баррикад на улице Грушевского под Кабмином и на прилегающих к Администрации президента улицах — силовики сегодня ночью восстановили прежние границы власти. В правительственном квартале стоят больше двадцати милицейских автобусов, кордоны внутренних войск расставлены на подходах к Майдану, а подземка в центре Киева работает с постоянными перебоями из-за сообщений о якобы заминированных станциях. Тем не менее, Майдан стоит — сегодня уже двадцатый день. Со всех сторон он обнесен баррикадами, на которых круглосуточно дежурят так называемые самооборонцы — добровольцы из числа граждан, которые взяли на себя оборону Майдана, пиет  news.liga.net.

Наша редакция нашла человека, который сформировал систему самообороны на Майдане. В интервью ЛІГАБізнесІнформ Андрей Левус рассказал, как работает охранная система, сколько людей на баррикадах и ожидается ли штурм.

— Вчера вечером силовики перешли в наступление и к утру разобрали баррикады протестующих возле Кабмина и Администрации президента. Сам Майдан, несмотря на опасения, не тронули. Что это за маневры?

— Это элемент психологической войны, психологическая атака на протестующих и демонстрация того, что есть грань, за которую нельзя переступать. Для власти такая грань — это демонстранты под окнами органов власти. Сейчас мы думаем, как изменить формат давления на власть и все-таки оказаться под ее окнами. Подробности я пока, конечно, не могу раскрывать.

— На Майдане были сформированы отряды народной самообороны. Они стояли на баррикадах?

— На баррикаде на Институтской возле АП наша сотня против силовиков стояла шесть часов. Вторая сотня была на улице Грушевского под Кабмином. Поступило распоряжение не вступать в прямые конфликты с сотрудниками правоохранительных органов, поэтому они постепенно вытесняли людей. Кроме того, к баррикадам пришли митингующие, среди которых было много женщин, это тоже исключало конфликты. Да и логики в конфликте с силовиками я не вижу. Хотя со стороны Крепостного переулка так называемые титушки провоцировали наших людей.

— Периметр Майдана сейчас в безопасности?

— Да, в безопасности. Мы сосредоточились на обороне Майдана и на разведке прилегающих территорий, чтобы организовать новые пути поставок продуктов, дров и одежды.

Я не склонен драматизировать ситуацию и ждать штурма. Это психологические войны. Мы им в воскресенье устроили психологическую атаку, расширив периметр Майдана до Банковой и Кабмина. Теперь они отвечают тем же. Власть принципиально делает все возможное, чтобы было постоянное напряжение. Моя мама, когда смотрит телевизор, думает, что здесь уже идет гражданская война. А на самом деле мы с вами можем спокойно сидеть и пить кофе.

Единственная проблема: мы не знаем, в каком психологическом состоянии сейчас находится президент Янукович. Он может быть в возбужденном состоянии и давать неправильные распоряжения.
Мы в воскресенье расширили периметр Майдана до Банковой и Кабмина. Теперь они отвечают тем же. Это психологические войны. Моя мама смотрит телевизор и думает, что здесь уже гражданская война. А мы с вами спокойно пьем кофе
— Станция метро «Майдан Независимости» перекрыта — ищут бомбу. Есть версия, что силовики войдут в периметр через подземку.
— Мы отрабатывали эту возможность, очень давно, еще с самой первой ночи. Силовые подразделения сильны тогда, когда идут сплошной стеной. А когда они поднимаются по ступенькам в узком проходе — даже не очень квалифицированные человек сорок могут их довольно долго удерживать. Я думаю, это делается все-таки больше для того, чтобы уменьшить поток людей на Майдан.

— Что представляют собой отряды народной самообороны на Майдане, в чем их главная задача?

— Майдан еще в день установки первой баррикады самоорганизовался и начал формировать отряды народной самообороны. В их составе — обычные граждане. Сейчас сформированы 15 сотен самооборонцев. Во главе каждой сотни — командиры, которых не назначают ни партии, ни гражданские организации, они возглавляют отряды благодаря своему авторитету.

Вся самооборона поделена на сектора. Ночью сотни работают в основном в две смены, от четырех до шести часов. Мы считаем, что невыспавшийся и голодный солдат — это не солдат. Днем мы в режиме дежурства. В случае какого-то обострения ситуации на Майдане — всеобщая мобилизация, отработаны несколько планов эвакуации женщин, детей и журналистов, иностранных послов. Точки эвакуации я сейчас не могу разглашать. Если понадобится эвакуация, то главной задачей самообороны будет как минимум 10-15 минут удерживать свои посты, чтобы можно было вывести мирных граждан. Этого времени будет вполне достаточно.

— Как проходит вербовка в отряды самооборонцев?

— Слева от сцены есть так называемый военкомат. Туда подходят люди, мы их собираем, а потом распределяем по сотням. Со временем мы их проверяем.

— То есть проверка тоже есть?

— Конечно. Самая простая проверка — это дисциплина. Если человек просто как турист на Майдан приехал, то уже в первую ночь будет видно, сможет ли он банально держать свою точку.
В случае какого-то обострения ситуации на Майдане — всеобщая мобилизация, отработано несколько планов эвакуации женщин, детей и журналистов, иностранных послов
— Вы можете отвечать за то, что в ваших сотнях нет провокаторов?
— На сто процентов никто не может отвечать, ведь если в отряд попадут профессиональные люди из спецслужб, они больше всех будут отвечать критериям народной самообороны. Но работа против провокаторов ведется постоянно. В первую очередь, она заключается в полном запрете политизации и темы партийности, чтобы не было внутренних расколов. Потому что часто провокаторы действуют не на уровне пьяных титушек, а на уровне внутренних разговоров. Мы были свидетелями того, как несколько дней назад даже наши сотники получили провокационные рассылки sms, — одну с телефона Сергея Власенко, вторую с неизвестного телефона. В первой рассылке говорилось о Кличко: что он сидит в ресторане, а мы тут мерзнем. Очевидно, уже создана база телефонов.

Кроме того, сотники еще занимаются, условно говоря, жандармерией. Это работа с пьяными, с провокаторами. Интересная вещь: если погулять по Майдану, когда метро уже закрыто, то вы сможете встретить людей, которых называют титушками. Часто при себе они имеют удостоверения МВД. Причем все они выданы министерством в ноябре. Иногда даже совпадает дата: 14 ноября. Модель поведения очень похожа: выкрики, неадекватное поведение, они буквально нарываются.

— Кто соглашается идти в самооборону? Какой портрет типичного оборонца?

— Это не первый опыт моей работы с самообороной. Девять лет назад, во время оранжевой революции, я занимался тем же в Украинском доме, только тогда это называлось народной дружиной. Так вот, если в 2004-м дружинниками были в основном патриотично настроенные люди с Галичины, то теперь можно встретить людей фактически отовсюду, и все профессиональные слои. В одном отряде могут стоять рядом сотрудники института философии, собственники фирм и селяне. Так что, конкретного портрета нет.

— Народная самооборона вооружена?

— Основное оружие — это защита: шлемы, щитки. В случае штурма Майдана будут использоваться подручные средства.

— Все, что на земле и на баррикадах?

— Да. И строго-настрого запрещено использовать травматическое или охотничье оружие. Это запрещено, потому что дает правоохранителям право применять в ответ огнестрельное оружие.

— Как вы сдерживаете радикально настроенную молодежь?

— Есть группы радикально настроенных людей. Постепенно мы их или интегрируем в самооборону, где они действуют уже по общим правилам, или просим покинуть периметр Майдана. Мы стараемся максимально снять возможность негативных последствий.

Leave a Reply

диета
Любовница Януковича

Календарь

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
реклама