|

Ольга Решетник: Глобальная деоффшоризация. Готов ли украинский бизнес?

Война с оффшорами шагает по миру и международный план BEPS (план по противодействию размыванию налоговой базы и выведению прибыли из-под налогообложения) начинает становиться основой налоговых законодательств развитых мировых экономик.

Почему мир начал борьбу с оффшорными сетями? Все очень просто, ведь из-за вывода бизнесом средств в низконалоговых юрисдикций, ежегодно национальные экономики развитых стран теряют около 200-250 млрд долл. США. В частности такие данные представила Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Украина не станет исключением в этих глобальных процессах, каким бы образом руководство страны и большое количество представителей бизнеса ни сопротивлялись.

Во-первых, задекларировав несколько лет назад свое намерение – быть среди семьи стран прозрачного мира, Украина взяла на себя обязательство отвечать международным стандартам сотрудничества и ведения бизнеса.

Во-вторых, рычаги давления уже всем давно известны. Нежелание поддерживать международную инициативу по борьбе с оффшорами перерастает в такие громкие скандалы как “ПанамаГейт” или “Райские Бумаги”, куда, как всем известно, попадают владельцы многомиллионных транснациональных бизнесов, чиновники, политики первого эшелона.

Что делает Украина?

В нашей стране в настоящее время внедрены некоторые инструменты, призванные притормозить вывод капиталов бизнеса в низконалоговые юрисдикции.

В частности, это касается норм Налогового кодекса Украины в части правил тонкой капитализации (п. 140.2 ст.140 НКУ). По этим правилам налогоплательщик, у которого сумма долговых обязательств, возникших по операциям со связанными лицами-нерезидентами, превышает сумму собственного капитала более чем в 3,5 раза, должна увеличить финансовый результат до налогообложения на сумму превышения начисленных в бухгалтерском учета процентов по кредитам, займам и другим долговым обязательствам, возникшим по операциям со связанными лицами – нерезидентами, над 50 процентами суммы финансового результата до налогообложения.

Еще один из механизмов борьбы с выводом капиталов – это ограничение признания расходов по выплате роялти (п.140.5.6, ст. 140 НКУ). Кроме этого, согласно п. 140.5.4 статьи 140 НКУ в Украине действуют ограничения расходов по операциям с контрагентами из низконалоговых юрисдикций.

А в 2013 году в качестве механизма борьбы с размыванием налоговой базы были внедрены правила трансфертного ценообразования, предусматривающие принципы налогообложения прибыли теми юрисдикциями, где она была фактически сгенерирована.

Иначе говоря, распределение доходов между несколькими юрисдикциями допускается, если такое распределение справедливо и соответствует экономической сущности деятельности компаний группы. По сути, правила трансфертного ценообразования создают правила игры, которые препятствуют неоправданному выведению прибылей из-под налогообложения.

Одним из самых абсурдных, на мой взгляд, инструментов борьбы с выводом капиталов являются валютные ограничения. Эти ограничения действуют на основе декрета о валютном регулировании, принятого еще в начале девяностых годов.

Если даже коротко, без толкований составить краткий перечень валютных ограничений, которые сегодня распространяются в нашей стране на физических и юридических лиц, наверняка не хватит и нескольких листов.

Следует ли рассказывать бизнесу, который ведет внешнеэкономическую деятельность, о требовании обязательной продажи 50% валютной выручки, 180-дневный предельный срок расчетов по операциям по экспорту и импорту товаров, ограничении на репатриацию дивидендов, снятии наличных с собственного счета в иностранной валюте для физлиц и невозможность получить инвалюту в банкоматах Украины?

Долгая история существования этих предохранителей, какого-либо значимого эффекта в борьбе с выводом доходов из Украины и уклонением от налогов, не дала. Бизнес годами вырабатывал “иммунитет” к указанным ограничениям, а схем структурирования групп компаний и/или операций с целью обойти установленные ограничения было разработано столько, что накопилось бы далеко не для одного пособия.

Те же ограничения, которые есть на сегодня, привели лишь к тому, что Украина уже много лет является страной дефицитного платежного баланса и постоянно нуждается во внешних заимствованиях.

Есть ли выход из сложившейся ситуации? Есть, но он не простой. Следует заменить валютный контроль на налоговый. Тем более, от нашей страны этого требует Директива ЕС 88/361/ЕЭС о свободном движении капитала и Соглашение об Ассоциации с ЕС. А в мире уже созданы механизмы замены валютного контроля – налоговым.

На первый взгляд кажется, что такой шаг достаточно рисковый, ведь может вызвать турбулентность на внутреннем валютном рынке, но впоследствии, как показывает мировая практика, экономика страны только выиграет от такого прорыва валютной «блокады».

Справедливо отметить, что Национальный банк Украины уже разработал проект закона «О валюте» и пообещал валютную либерализацию. Концепция закона предусматривает свободу проведения валютных операций по принципу “разрешено все, что прямо не запрещено”. Это означает, что любые валютные операции между резидентами и между резидентами и нерезидентами в иностранной и национальной валютах смогут осуществляться без ограничений. Но и требует ввести новые налоговые правила игры для бизнеса, такие как:

  • Правила налогообложения контролируемых иностранных компаний;
  • Правила отчетности в разрезе стран для международных групп компаний;
  • Правила по ограничению расходов на финансовые операции со связанными лицами;
  • Правила налогообложения постоянного представительства;
  • Меры по предотвращению злоупотреблений в связи с применением договоров об избежании двойного налогообложения;
  • Внедрение процедур по урегулированию споров по вопросам применения конвенций об избежании двойного налогообложения;
  • Внедрение международных стандартов для автоматического обмена финансовой информацией.

НБУ не придумал ничего нового. Эффективность внедрения этих правил уже проверена мировым опытом и предусмотрена условиями законодательства о международном сотрудничестве Украины в области налогообложения.

План BEPS для Украины

Украина уже взяла на себя обязательство внедрить минимальный пакет – (4 шага из 15, предусмотренных планом BEPS), в который входят меры по устранению вредных налоговых практик, против злоупотребления соглашением, отчетности в разрезе стран и механизмов урегулирования споров.

Но для того, чтобы максимально упростить валютное регулирование, Украина должна в большей степени адаптировать меры BEPS, что вызовет недовольство некоторых отечественных финансово-промышленных групп, которые «любят» продавать сырье через систему международных фирм-прокладок.

То есть кроме выбранных четырех пунктов плана, нужно ввести еще некоторые пункты, в целом предусматривающие ключевые рекомендации, а именно:

  • Утверждение правил КИК.
  • Ограничение расходов по финансовым операциям со связанными лицами.
  • Предотвращение злоупотреблений договорами об избежании двойного налогообложения.
  • Предотвращение избежание статуса Постоянного представительства.
  • Введение обязанности раскрытия информации о структуре международных групп компаний.

Как подготовить бизнес к глобальным правилам игры?

Итак, можно сказать, что ограничиться только 4 пунктами плана BEPS не получится, и нас в будущем ждут также и внедрение правил КИК.

Правила КИК призваны нивелировать общемировую практику отсрочки уплаты дивидендов контролируемыми компаниями, зарегистрированными к странах с льготным режимом налогообложения (оффшорные зоны) путем включения в расчетную налоговую базу контролирующего лица (физического и/или юридического лица, которые являются резидентами Украины) нераспределенной прибыли КИК по результатам отчетного финансового года.

На сегодня есть зарегистрированный в ВРУ проект Закона Украины «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно предотвращения размывания базы и переноса прибыли в оффшорные зоны», который предусматривает внедрение правил КИК.

Данным законопроектом вносятся изменения в Налоговый кодекс Украины, согласно которым, вводятся термины «контролируемые иностранные компании», «контролирующее лицо».

Под контролируемой иностранной компанией понимается юридическое лицо-нерезидент или иностранная структура без образования юридического лица, зарегистрированная в другой стране (территории), что предоставляет льготный режим налогообложения (оффшорные зоны), контролирующим лицом которой является резидент Украины.

Контролирующее лицо – резидент Украины – юридическое или физическое лицо, которое непосредственно и/или косвенно владеет корпоративными правами контролируемой иностранной компании в размере 50 и более процентов; или его доля такого участия в контролируемой иностранной компании превышает 10 процентов, если доля участия всех резидентов Украины в этой контролируемой иностранной компании составляет 50 и более процентов.

Закон также дополняется нормой, предусматривающей квалифицирующие признаки для определения страны, имеющей льготный режим налогообложения, в качестве оффшорной зоны.

Также среди новаций – раздел ІІІ-І «Особенности налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний». Согласно данному разделу вводится обязанность для контролирующих лиц-резидентов Украины до 1 марта года, следующего за отчетным налоговым годом, предоставить контролирующим органам справки о КИК вместе с финансовой отчетностью, подтвержденной соответствующим аудиторским заключением, составленным в соответствии с нормами международной финансовой отчетности.

И хотя это лишь законопроект, и он будет меняться, думаю уже важно задуматься над взвешенным подходом к структурированию бизнеса.

1). Изменить структуру собственности компании таким образом, чтобы украинский резидент не считался контролирующим лицом, то есть его доля в КИК была менее 50%.

2). Включить в работу в качестве «промежуточной» компании, зарегистрированной в государстве, с которым Украина заключила договор об избежании двойного налогообложения, или ставка налога на прибыль предприятий (корпоративного налога) которой не менее 10%, что автоматически снимает вопрос КИК.

3). Структурировать схемы ведения бизнеса таким образом, чтобы не достигался предусмотренный законодательством «порог существенности» для налогообложения КИК.

Ключевой проблемой, которую будет решать контролирующий орган в случае имплементации правил налогообложения КИК, является доступность информации, необходимой для контроля.
 
Формально обязанность предоставлять информацию об имеющихся КИК, финансовые результаты иностранной компании и расчет ее прибыли на резидента Украины возлагается, но контролирующий орган сможет осуществлять контроль правильности налогообложения КИК только в случае, когда будет присутствовать «альтернативная» информационная база, сформированная с участием иностранных налоговых органов страны регистрации КИК, так что без налаженного автоматического обмена налоговой информацией ввести правила КИК вообще невозможно.

Если в 2020 году (по результатам 2019 – авт.) заработает автоматический обмен налоговой информацией, как анонсирует Минфин, согласно тексту законопроекта правила налогообложения КИК не будут распространяться на компании, зарегистрированные в странах, с которыми Украина заключила соглашения об избежании двойного налогообложения. А в подавляющем большинстве это именно те страны, которые являются передовыми членами Глобального форума ОЭСР и готовы обеспечить доступ к своей информации.

С другой стороны, оффшорные юрисдикции и территории, которых в первую очередь должно коснуться налогообложение КИК, вероятно, еще долго не будут на практике внедрять автоматический обмен информацией, поскольку меньше всего заинтересованы в этом.

Однако не следует забывать, что законопроект о КИК – это только проект, и, скорее всего, его доработают, или примут совсем другой. Но чтобы быть подготовленным и быстро адаптироваться к изменениям, бизнесу необходимо уже проанализировать структуру собственности на «связанность» и «контролируемость».

Имплементация же других шагов плана BEPS призывает:

1. Проверять безопасность иностранного контрагента (наличие офиса, полномочий директора).
2. Исследовать схемы с регистрацией промежуточных компаний в низконалоговых юрисдикциях на номинальных директоров и массовые адреса.

Также не следует забывать о проверках Национальным банком валютных операций. В частности, НБУ может признать валютную операцию подозрительной, используя следующие индикаторы:

1. Объем финансовых операций не совпадает с объемами обычной деловой активности клиента.
2. Вид продукции, работ (услуг), являющихся предметом внешнеэкономического договора, не характерен для обычной деятельности клиента.
3. Суть финансовой операции не соответствует содержанию деятельности клиента/контрагента.
3. Финансовые операции, осуществляемые во исполнение внешнеэкономического договора (поставка продукции, выполнение работ, получение услуг и т.п.) экономически нецелесообразны и/или не содержат очевидной законной цели.
4. Существует несоответствие между стоимостью продукции / работы / услуги / актива заявленной в сделке / счете-фактуре / актах выполненных работ и ее (его) справедливой рыночной цене.
5. Внешнеэкономический договор предусматривает перечисление средств в пользу третьей стороны.
6. Внешнеэкономический договор предусматривает использование векселей; наличие при осуществлении расчетов договоров поручительства; уступку права требования в обязательстве; перевод долга; зачета встречных однородных требований.
7. Наличие дополнительных соглашений, предусматривающих поставку продукции/работ/услуг на таможенную территорию других стран.
8. Условия расчета по финансовой операции предполагают использование компаний-оболочек (shell companies).
9. Участник финансовой операции имеет соответствующую регистрацию, место жительства или местонахождение в государстве (на территории), отнесенном Кабинетом Министров Украины к перечню оффшорных зон; государстве (на территории), которое не выполняет или ненадлежащим образом выполняет рекомендации международных, межправительственных организаций, которые осуществляют деятельность в сфере борьбы с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, или финансированием терроризма или финансированием распространения оружия массового уничтожения; территории, на которой происходят военные действия и т.д.
10. Банк контрагента по финансовой операции имеет место регистрации в государствах Балтии. Местонахождение контрагента за пределами этих государств.

Следуя и принимая во внимание хотя бы эти рекомендации, украинскому бизнесу будет легче приспосабливаться к глобальным изменениям, призванным минимизировать влияние оффшорных гаваней на мировую экономику.

Также следует четко понимать, что даже несмотря на нежелание этих изменений, они ни при каких условиях не смогут обойти Украину стороной, ведь наша интеграция в экономическое мировое пространство уже идет.

Ольга Решетник, советник налоговой практики Адвокатского объединения «Юридическая фирма «ARIO»

Leave a Reply

диета
Любовница Януковича

Календарь

Февраль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728  
реклама