|

«Титушки» как третья сила украинской революции

титушкиПока оппозиция распевала песни, а власть испуганно выглядывала из-за штор, группа неизвестных молодых людей на тракторе едва не совершила государственный переворот…

«Второго Майдана не будет!» — заявил как-то один из украинских политиков. И он оказался прав: украинский Евромайдан-2013 — это совсем не Майдан-2004. Прежде всего, потому, что он возник спонтанно, «снизу», а не был подготовлен, собран и укомплектован политическими силами. Тогда политики собрали на Майдане толпу народа для демонстрации собственной поддержки. Сейчас политики пытаются оседлать стихийные протесты, чтобы использовать их в своих целях.

А ещё Евромайдан непредсказуем и изменчив, как тропический океан. Он начался вечером 21 ноября, сразу после заявления правительства об отказе подписания Ассоциации – начался по инициативе блогеров, вышедших на акцию вместе со своими знакомыми.

Заметим: оппозиционные партии намечали акции протеста лишь на 24 ноября. Им нужно было подготовиться, подвезти оборудование, написать речи, собрать массовку с флагами. А самостоятельно организовавшиеся «низы» их опередили, Евромайдан изначально оказался беспартийным. Так что когда «Свобода», «УДАР» и «Батькивщина» таки пришли на него со своими флагами, их очень быстро стыдливо свернули. Превратить Евромайдан во «Вставай, Украина!» не получилось.

Число участников Евромайдана постоянно менялось, упав до минимума в ночь на 30 ноября. Казалось, что позиция сторонников евроинтеграции была донесена до власти, протест выражен, и теперь, в общем-то, нужно было либо уходить, либо… Вот именно, что делать дальше, никто толком не знал. Даже намеченное на 1 декабря народное вече не внушало оптимизма: ну, выступят на нем лидеры оппозиции, ну и что?

Однако попытка разгона ночного Евромайдана, превратившаяся в бойню под Кровавой Елкой, придала акции едва ли не больший импульс, чем решение власти об отказе от подписания Ассоциации. Следующие два дня Киев бурлил! Столько народу не выходило на улицу со времен Майдана-2004: говорили о 300, 500 и даже о 800 тысячах протестующих. И протестовали уже не только против политики правительства, протестовали против самого правительства, президента, власти в целом.

У людей появились новые цели, новые требования: наказать виновных в побоище, отправить в отставку Кабмин, объявить недоверие главе державы, «смести донецких», «сбросить Систему». Протест плавно перерастал в революцию, которая, несмотря на свой «бархатный» характер, испугала не только власть, но и оппозицию. Что совершенно понятно, поскольку украинская оппозиция, во-первых, привыкла действовать в узких «правовых рамках», а во-вторых, преследует ограниченные цели. Проще говоря, украинскую оппозицию интересуют только президентские выборы, возможно, досрочные.

Ну а в-третьих, оппозиция опасается, что из этого бурлящего моря Евромайдана выйдут новые политические лидеры, которые окажутся популярнее уже изрядно поднадоевшей «большой тройки». А вдруг они даже возьмут власть, пока Кличко, Тягныбок и Яценюк будут выяснять между собой, кто же из них станет единым кандидатом, а кто будущим спикером? Кто знает – нынешние события в Киеве стихийные, народные, непредсказуемые…

Но давайте вернемся назад во времени, в ночь с 29 на 30 ноября, когда случились те кровавые события, давшие Евромайдану эту вторую жизнь. Кто тогда был на площади? С одной стороны, студенты, мирно гревшиеся у костра в бочке и попивавшие кофе из стаканчиков. Совершенно не настроенные ни на какие конфликты и с грустью думающие, что власть их протест просто в упор не замечает.

Во-вторых, появившийся ОМОН, который выстроился в ожидании приказа. Коммунальщиков в расчет брать не стоит, они люди подневольные и вообще случайные. А вот относительно ОМОНа заблуждаться не нужно: если он получит приказ, то будет бить всех. Не только тех, кто кидает в него яйцами или головешками, а вообще всех – даже если это девушка с букетом цветов.

Полицейский спецназ всех стран мира тем и отличается, что состоит наполовину из отморозков, которым всё равно, кого бить, и наполовину из психопатов, внушивших себе, что по ту сторону барьеров не бывает нормальных людей, а есть только мерзавцы, которых нужно вбить дубинкой в асфальт. Если посмотреть хронику разгона манифестантов (в разных странах), то всегда можно увидеть, что полицейский спецназ хватает и избивает в первую очередь людей, отставших от убегающей толпы, а ими часто оказываются не проворные хулиганы, а простые зазевавшиеся обыватели, журналисты, инвалиды.

А теперь самое интересно! То, что в ОМОНовца бросили яйцом или банкой зеленого горошка – вовсе не повод для начала разгона толпы, нет! На самом деле это… будущее оправдание действиям милиции. Поэтому людей, швыряющих в «черных рыцарей» посуду и петарды, всегда подробно снимает несколько видеокамер. В первую очередь для того, чтобы зафиксировать правонарушения, ну а заодно и личности правонарушителей. Впрочем, если нарушители являются провокаторами органов правопорядка (как ни абсурдно это звучит), то их личности никто устанавливать не будет и наказывать тоже.

То, что полиция многих стран мира использует провокаторов для превращения мирных гражданских протестов в беспорядки и погромы для их последующего разгона, давно уже не секрет. Очень хорошо это показано в фильме «Битва в Сиэтле», снятом на основе реальных событий во время саммита ВТО 1999 года.

Кто были те молодые люди, которые кидали в ОМОН яйца и орали «ганьба, бля!», до сих пор остается неизвестным. Их сразу обозвали «титушками», провокаторами – сначала власть, потом оппозиция. Именно на их действия списали последующее жестокое побоище, как будто бы без них Евромайдан не тронули, как будто ОМОН пришел туда просто так, помочь коммунальщикам гирлянды на елку вешать! Нет, конечно же, приказ на разгон был дан заранее, и судьба студентов была предрешена в любом случае: даже если бы они стояли на коленях и пели псалмы, их бы все равно разбросали и отходили дубинками. «Нечего тут!». Однако без действий «провокаторов» это сделать было бы сложнее – в том смысле, что затем труднее было бы оправдывать действия милиции.

Однако нужно согласиться, что без этой «провокации» не было бы и «репрессии». А без «репрессии» не было бы и революции. «Титушки» оказались такой себе третьей силой, которая (формально или реально) инициировала процесс. Так что в том, что на следующий день на улицы Киева вышли сотни тысяч людей, есть и их заслуга.

А то, что эти протесты запомнились не только своей массовостью, было заслугой уже других групп молодых людей. Вначале одни «титушки» (вместе с представителями «Свободы») начали захват здания Киевской городской администрации. Многие назвали это хулиганством и провокацией, однако вскоре стало ясно: этот шаг придал событиям уже новый формат, теперь это были не просто пассивные протесты, а назревающая мирная революция. Именно мирная и даже интеллигентная – не было мордобоев, не было грабежей (в КГГА украли только пару компьютеров), никто не громил магазины, не жег машины.

Дальше было еще веселее. Несмотря на призывы вождей оппозиции «не поддаваться на провокации» и оставаться на площади, слушать их речи и лозунги, часть протестующих направились к Банковой, где относительно небольшая группа молодых людей устроила целое представление с помощью снегоуборочного бульдозера. Разумеется, прорвать оцепление и взять президентскую Администрацию они бы не смогли в любом случае, но шум устроили знатный! Шумели весь день до вечера, пока милиция не перешла в контратаку и не погнала хулиганов дубинками. А СМИ целый день только и освещали, что «штурм Банковой» — вместе с захватом КГГА и попыткой похода на Межигорье, инициированной еще одной группой неизвестных.

Речи оппозиционных вождей на фоне этих событий были мало кому интересны, а уж кадры толкающих их Яценюка и Тягныбока и подавно. Зато ролики с «революционерами» на тракторе и захваченной администрацией – в каждом выпуске новостей. Таким образом, если протестующие киевляне и гости столицы придавали событиям массовость, то «провокаторы» и «титушки» добавляли им эффективности…

Относительно их принадлежности существуют разные мнения. Есть видеофакты, демонстрирующие тесные и дружеские отношение «титушек» с милицией. На других узнали членов «Братства» и других радикальных движений. Судя по всему, в событиях принимали участие самые разные группировки: и провокаторы от власти, и провокаторы от оппозиции, а также различные «вольные революционеры», которые провоцировали вовсе не разгон манифестаций, а… революцию. Дальнейший захват учреждений, выдавливание милиции из центра города, поход на резиденции президента – в общем, эскалацию активных действий, которые, на их взгляд, могли бы «повалить режим», если их поддержат остальные участники Евромайдана.

Таким образом, «титушки» как третья сила нынешних событий успели сыграть в них весьма весомую роль. И это при том, что их численность весьма невелика, а действия напоминают, скорее, глупое детское озорство. Можно только представить, что происходило бы сейчас в Киеве, если бы «титушек» было больше и работали бы они серьезнее…

Впрочем, зачем представлять, если в отечественной истории есть живые примеры. Например, 1905 год: созданные большевиками, анархистами и эсерами «боевые группы» провоцировали полицию и войска на применение оружия против манифестантов – а затем тут же возглавляли вооруженное сопротивление разъяренных рабочих.

Или взять 1917 год. Его события были помасштабнее, да и численность «титушек» резко возросла. Например, тогда в их роли выступали матросы Балтийского флота или, как их еще называли, революционная «матросня». Тысячи здоровенных молодых мужиков, три года маявшихся в кубриках стоявших на приколе линкоров и казармах Кронштадта, развлекавшихся игрой в карты и кокаином. Они были готовы предложить свои услуги любому, кто обещал вернуть их по домам, дать землю, а заодно позволить перерезать ненавистных питерских буржуев.

Выстрел «Авроры», захват Зимнего – это действия были фарсом, как и попытка взятия Банковой на тракторе. Но они напугали тогдашнюю власть – и без того слабую, пребывавшую в растерянности и страхе после Корниловского путча. В итоге питерская народная милиция (сформированная в феврале 1917) куда-то исчезла, а юнкера-курсанты отсиживались в своих училищах. «Брать» телефон-телеграф-вокзал даже не пришлось, их просто заняли – всё те же «титушки» в бушлатах, обвязанные пулеметными лентами. А Керенский банально бежал, сказав, что едет на фронт за «верными частями».

Ленин был гений: он не стал дожидаться выборов Учредительного собрания, он даже не стал вновь пытаться выводить на улицы весь Петроград (как в июне 1917-го), он просто воспользовался услугами «титушек», выбрав нужный момент. И взял власть на 73 года….

Думается, что нынешняя украинская власть опасается не массовости мирных акций протеста и уж тем более не оппозиции – она опасается появления сцене большого числа «титушек», которые быстро превратят Евромайдан в «ливийский вариант». Точно так же оппозиция опасается, что «титушки» от власти спровоцируют новые, уже более масштабные репрессии – и на этот раз разгонят не только протестующих, но и оппозиционные партии. Или же вообще, взяв в руки палки, «титушки» под видом сторонников правительства начнут массовые стычки с его противниками. А это совсем не нужно киевлянам, которые надеются, что их революция будет мирной и «бархатной».

Конечно, пока еще большого количества «титушек» на Евромайдане никто не наблюдал. Но кто знает, сколько их еще сидят пока что в автобусах, курят в подворотнях, ждут в зданиях учреждений и культурных центров! Сотни, тысячи? Их появление на улицах Киева может изменить ход событий, сделав эту «третью силу» основной и решающей…

Виктор Дяченко, From-UA

Leave a Reply

диета
Любовница Януковича

Лента новостей

Календарь

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
реклама